PDA

Просмотр полной версии : "Batista Unleashed"



Submission Machine
04.09.2009, 17:07
http://images.forbiddenplanet.com/image/detail/1523058.jpg
Перед началом перевода своей части книги про Эдди Гуерреро столкнулся с проблемами связанными с нехваткой опыта в таких делах. И решил потренироваться над Батистой. Всё таки первая рестлинг книга которую я прочитал. Оригинал выложить не могу так как она у меня в hardcover. Так что придётся верить мне на слово.;).
Книга разделена на главы и перед каждой главой Дейв пишет пролог. Главы рассказывают об прошлом Дейва, а прологи про сегодня(на 2007 год)

Обсуждение книги (http://forum.wrestlinghavoc.ru/showthread.php?t=1013)
--------------------------------------------------------------------------


В дороге 2/3/07
Покидая Сэнт Луис.

Днём в субботу, 3 Февраля, 2007.

Я только что прибыл в Интернациональный аэропорт Ламберта в Сан Луисе, штат Миссури.
Сейчас чуть больше часа дня, и сегодня в 19:30 у меня шоу. Наверно, это звучит так, будто у меня в запасе много времени, но шоу будет проходить в Карбонделе, штат Иллинойс, - сто с чем- то миль отсюда. Я не только должен туда самостоятельно добраться, но и еще заранее найти спортивный зал и солярий. И еще мне надо бы поесть, потому что я голоден.
Появилась проблема с прокатом машины – машина не была зарезервирована. И решение этой проблемы заняло уйму времени. Ну, наконец-то, компьютер выплюнул нужные документы и я уже в дороге.
В этом бизнесе много времени приходится проводить в дороге, путешествуя. Следя за дорогой, у меня в голове крутятся миллионы мыслей, включая и эту книгу, которую издатель уже пару месяцев просит закончить.
Когда меня впервые попросили написать книгу, я был польщен, но не уверен, стоит ли мне это делать.
Что люди хотят знать обо мне? И почему они хотят это знать? Я не претендую на звание мыслителя. И я не люблю много говорить. Но если я уже это делаю, то говорю, то, что действительно думаю, и пытаюсь уложиться в несколько слов. Это редкость сегодня, возможно это достаточно для того ,что бы время от времени нарываться на неприятности. Но это не причина для написания книги!
Я пошел навстречу издательству и согласился, но даже после этого я колебался. Наконец-то я понял, что стоит просто погрузиться в это дело, а потом посмотреть, что из этого выйдет.
Это заставило меня подумать про вещи, с которыми мне приходилось сталкиваться – события быстро пролетавшие мимо меня. Так же это заставило меня задуматься над про -рестлингом, почему люди интересуются им, и как рестлеры создают наше искусство каждый вечер.

Я всё еще не уверен, достаточно ли этих причин для написания книги. Но вот и она.

Добавлено через 2 минуты
Глава первая
Мертвец

Каждая история имеет начало. Моя началась в Вашингтоне, Округ Колумбия, в 1969.
Вашингтон в 60,70, и 80-х был самым бедным местом в нашей стране. Убийства были обычным делом. Кокаиновая волна только начиналась. Жизненные ожидания для детей были хуже, чем во многих странах третьего мира. Политики были коррумпированы, бездомность достигла своего пика, и даже люди, соблюдавшие закон видели в полиции только врагов.
Но для меня это был дом.
Я не скажу, что бедность и криминал, окружавшие меня, проходили мимо. Я жил не в тихом месте, на окраинах гетто,а наоборот: три человека умерло у меня во дворе, до моего девятого дня рождения. Но для меня D.C. не был адской дырой, в которой жизнь кончалась гораздо быстрее, чем в других местах, тем, чем он был для многих других. А главной причиной этому была моя мама.

Семья

Я родился 18 января 1969 года.
По неизвестным для меня причинам ,дата моего рождения --спорная тема в мире рестлинга. На каком -то этапе моей карьеры кто -то написал, что я родился в 1966. Эта дата застряла во многих головах. Также были опубликованы другие различные даты. Этих дат настолько много, что когда я говорю свою настоящую дату рождения, многие думают, что я вру насчёт своего возраста.
Я клянусь, это выглядит -так, как -будто -это что-то очень важное.
Только неделю назад, какой -то парень сказал моей девушке, что я умалчиваю свой возраст, что мне не 38,а 42. Возможно, он пытался отбить её у меня, я не знаю.

Я не вру про мою дату рождения – я стараюсь вообще не врать, и особенно не по этой теме.
Это не секрет, что я пришел в этот бизнес достаточно поздно. Мне было почти 30, когда я попал в рестлинг. Это достаточно преклонный возраст для начала карьеры рестлера. Я и раньше никогда не утаивал свой возраст и сейчас не собираюсь. И если бы я врал, то не говорил, что мне 38, а сбросил бы еще лет 5.
У меня есть сестра, которая родилась на год позже, чем я. Наши родители были очень оригинальными в выборе наших имён. Я был назван в честь моего отца, Дэвид Майкл Баутиста. Я-Дэйв младший. Мою сестру назвали в честь моей мамы, Донна Рэй Баутиста. Она -тоже младшая. Это помогало людям запоминать наши имена.
(Я произношу своё имя как Батиста только для рестлинга, но в моём свидетельстве о рождении стоит „у“ после „a“ ).
Мой отец родился в Вашингтоне, но его семья родом с Филиппин, и как рестлер ,я всегда чувствую сильную связь с фанами с Филиппин. Мой дед ,был в армии; он мало говорил о том, что он делал, но я знал, что он участвовал во Второй Мировой Войне и был ранен. Семейные легенды гласят, что в молодости он был вспыльчивым человеком, но больше я об этом ничего не знаю.
Я всегда слышал, что дед был настоящим бабником, и что это принесло ему серьёзные проблемы в Сан Франциско когда он был молодым. Якобы он был связан с гангстерами и совершил, что- то, за что его хотели убить. Неизвестно, что именно, но неприятности вынудили его покинуть город и перебраться на восток.
Эти плохие дни давно уже были унесены временем, когда я появился, и он никогда не рассказывал мне о них, даже не смотря на то, что я был его любимчиком, и он не боялся показывать это. Наоборот: он всегда хвастался этим.
Как гласят семейные истории, он никогда не держал кого-то из моих кузенов или меня, когда мы были младенцами. Он не подходил на роль воспитателя. Но в один день моя мама, куда- то сильно торопилась и она буквально швырнула меня в руки моему деду. Его лицо просветлело. И когда она вернулась, мы с ним как -то привязались друг к другу. С этого дня я стал для него любимым внуком. Я до сих пор помню как он спрашивал меня на сколько я люблю его и держал мои руки говоря „Вот сколько“.
Его смерть в 1988 года сломалa моё сердце. Его похоронили на Арлингтонском кладбище. С почестями как человека защищавшего свою страну.

Добавлено через 53 минуты
Мой дед имел много разных работ в Вашингтоне, но я знал его только как парикмахера. Он имел свою парикмахерскую в Оксэн Хилл, Мэриленд, старомодное место с четырьмя креслами. Он был одним из самых популярных людей в округе. Каждый знал его. Вы идёте с ним в Макдональдс или просто по улицы, и каждый человек будет с вами здороваться. Он был очень дружелюбным и приятным. И к тому же очень щедрым. Когда мне было 6 или 7 лет, мы жили очень близко с парикмахерской деда, где-то пару кварталов. Я приходил к нему и просто убивал время, сидя в кресле. Он целый день давал мне леденцы. Мой кузен Энтони, который был немного старше меня, тоже забегал в парикмахерскую. Иногда дед давал нам пару баксов, и мы шли магазин Toys „R“ Us. Магазин находился на другой стороне улицы.
Было весело, очень долго мы с кузеном проворачивали небольшую афёру. Мы покупали игрушки и играли с ними, когда они нам наскучивали, мы ломали их и отдавали назад.
„Эта игрушка сломана“ говорили мы в магазине.
Они брали игрушки назад и давали нам новые.
Энтони и я были очень близки, так как мы выросли вместе. Он был единственным кузеном моего возраста, и какое-то время я жил с ним, его сестрой и их родителями. Это сделало его самым близким мне человеком. Иногда он мог поиздеваться надо мной, как любой старший брат. Не очень серьёзно, он мог дразнить меня, пока я не начинал плакать, или типа того. Но я всё равно любил его. Я всегда старался быть похожим на него.
К несчастью, он погиб пару лет назад в ужасной аварии. Это сильно потрясло нашу семью. Мне до сих пор не достаёт его.

Submission Machine
04.09.2009, 20:36
Лесбиянка и Демократ
Отец моей мамы, Кеннет Муллинс, тоже служил. Он был на флоте во время Корейской войны и получил там Пурпурное сердце и серебреную звезду. Оба моих деда были очень горды своей службой нашей стране.
Я никогда не был близок к греческой половине моей семьи, в основном по тому, что мама также не была сильно близка с ними. Но она до сих пор рассказывает историю о том как я родился, все мои греческие родственники пришли проведать нас. Они стали вопить, когда они меня увидели „Он грек! Он грек!“
Они были очень довольны и горды тем, что я имел греческие черты лица.
Конечно, филиппинская половина семьи тоже была тут, и они были очень расстроены. Они говорили, что я больше похож на филиппинца чем на грека.
Моя мама всегда была белой вороной в её семье. Она всегда была более либеральной, чем её родители: дед был консерватором, а она принадлежала к левому крылу Демократов. После того как она и мой отец разошлись, она влюбилась в женщину. В один день её отец застал её в постели с женщиной, это было его первой догадкой, что она лесбиянка. Я думаю, она немного сожалела об этом, но её отец и она очень сблизились на протяжении лет, и я знаю, что они очень любят друг друга. Мама до сих пор шутит, что она сделала, две вещи которые расстроили её отца: сказала отцу, что она демократ, и так же то, что она лесбиянка.
„Из этих двух вещей, быть демократом было гораздо хуже “говорила она
Сексуальная ориентация моей мамы никогда не была проблемой для меня. Она отчетливо показывала, что она любит меня и сестру, и у меня никогда это не вызывало сомнений.

Submission Machine
09.09.2009, 15:17
The Gong Show
Мой отец - это совсем другой разговор.
Моя мама и он были влюблены еще со школьной скамьи и сразу после школы они поженились. Они оба были очень молоды. Я не знаю, что именно произошло, но мне кажется, что мой отец не был готов к отцовству. Они постоянно пытались найти общий язык. Некоторые из этих попыток были до воли вялыми. Но я абсолютно не помню, что бы они показывали какие-то признаки любви, обнимались или целовались или что-то типа того.
Я помню, как мы все вместе смотрели „The Gong Show“. Это было наивысшим пиком семейной близости между моими родителями.
За все годы после того как мои родители разошлись, в принципе с того времени как я научился ходить, я никогда не ощущал поддержки со стороны отца.
Моя мама говорит: „Ты не можешь выжать кровь из камня“.
Я не знаю ничего об этом. Кажется, что у него была довольно хорошая жизнь в то время, когда мы жили на свалке. У нас ничего не было. Я всегда чувствовал, что это неправильно.
Недавно мы беседовали в первый раз, за… дайте подумать, 10 лет. Но это был очень неловкий разговор. Я чувствовал, что меня вынуждают говорить с ним. Наши отношения до сих пор очень напряжены. Я думаю, он никогда не хотел быть отцом. Недавно он сказал мне, что никогда не знал, как это быть отцом. И это была чёртова истина. Но он мог бы хотя бы больше стараться.
Он сказал, что ему грустно, что мы так долго не разговаривали и вообще не поддерживали отношения. На что я ему ответил, что меня не делает это грустным. Я не скучал за ним. Причиной, по которой я не скучал за ним, было то ,что я никогда не чувствовал, что у меня есть отец. Я знал, что он есть, я знал, что он мой отец, но вырос я без чувства, что у меня, где-то под боком был отец. Моя мама играла для меня и роль матери и роль отца, и она была для меня всем. Его же никогда не было рядом. Я действительно никогда не скучал за ним на протяжении моей жизни.
Знания того каким отцом он был, заставляют меня задуматься над тем каким отцом я бы не хотел быть. Мой первый брак не продержался долго, но достаточно долго, что бы родились двое детей, честно говоря, мы и поженились из-за беременности моей жены. Но у меня никогда не было чувства, что я не хочу быть отцом. Я всегда хотел быть рядом со своими детьми. Я любил их. И до сих пор люблю. Это очень сложно описать словами. Это действительно надо просто почувствовать. И я чувствовал это очень сильно.

Вашингтон, Округ Колумбия
Вашингтон был и остается очень жестоким местом.
Я не знаю, насколько вам известен Вашингтон, но он в целом поделен на 4 квадрата -- северо-восточный, южно-восточный, южно-западный и северо-западный.
В Вашингтоне довольно много красивых мест, но в то время, когда я там жил, это всё было жестокое гетто. Мы жили в южно-восточном квадрате, недалеко от Капитолия. Процент убийств в этой зоне был невероятно высок: пистолеты, ножи и даже кулаки регулярно использовались для убийств.
Количество насильственных смертей поднимался каждый год вплоть до 1991 года. Один убийца на 1250 человек, и дюжина смертей на каждый район.
Я спрашивал маму какая ситуация была в то время, когда я был ребёнком, и она отвечала, что не разрешала нам выходить из дому в пятницу вечером. Она называла это „Бандитскими выходными“. Даже в рабочую неделю, нам запрещалось выходить дальше своего двора.
Но будучи ребёнком, я не чувствовал себя в опасности. Район был очень многонациональным, и это было здорово. Тут было много разных национальностей.
Чёрные, белые, Латиносы – всего по немного. Моя мама говорит, что мы были единственными белыми в том районе, где мы жили, и я почти уверен, что она не преувеличивала. Самым интересным было то, что я абсолютно не обращал на это внимания.
У меня всегда была весёлая жизнь в Вашингтоне, я знал тогда и знаю сейчас, что тут было очень много плохих вещей: я помню как подстреливали людей, и как группа людей избивала одного парня прямо напротив нашего дома. Но у меня всегда были хорошие друзья. И когда ты еще пацан, именно это самое главное.

У нас была игра, наверное, за пределами Вашингтона никто не слышал про неё, но мы называли её „Горячий хлеб и масло". Это было как тег. Что мы делали, мы брали пояс, большой пояс и мы его прятали. У нас была база, так же как в игре в прятки. Все дети искали этот пояс, и те ,кто его находили, кричали „Горячий хлеб и масло". Тогда он или она должны были бегать вокруг других детей и бить их поясом до тех пор, пока те не отступят к своей базе.
Мы также играли в обыкновенные игры. Часто в Американский футбол на улице. Летом мы могли проводить за играми на улице весь день, и даже ночь. Там была уйма детей, и я не могу вспомнить, что бы там были какие-то проблемы с бандами. Проблемы с бандами начались пару лет спустя, когда я подрос.
Первая неприятность, в которую я влез, произошла в Вашингтоне. Какой-то парень украл мой скейтборд. Ну и мои друзья поймали его; один из них побежал ко мне и сказал мне „Давай иди и забери свой скейтборд“ И я пошел. Парень пытался забрать мой скейтборд назад, и я ударил его по голове.
Он больше не доставал меня, но я уверен, на следующий день он украл еще чей-то скейтборд.
Моя мама рассказывала историю как один раз она принимала душ – она должно быть торопилась на работу – и внезапно она услышала выстрелы. Она схватила полотенце и побежала к окну посмотреть где я и Дона. Нас не было во дворе, и она начала кричать: „ДиДжей! ДиДжей! Малышка Дона! Малышка Дона“
Она и остальные в моей семье звали меня ДиДжей, что означает Дейв Младший(Junior), а мою сестру Малышка Дона, что, на мой взгляд, гораздо лучше, чем Дона младшая.
Мама была на грани сердечного приступа. Моя сестра выбежала из за угла, а я за ней. Прямо за нами бежали два типа. Один из них был толстяком, которого все знали как наркоторговца в нашем районе. И когда я говорю, что он был толстым, то я имею ввиду, что он был очень толстым- просто зажиревшим. И его преследовал какой-то худой тип, который держал в руке пистолет и стрелял. Как-то мы запрыгнули в дом не получив пулю. Сейчас рассказывая эту историю, мама может просто заходится от смеха, но тогда нам было совсем не смешно
Моя мама работала в месте, которое называлось „Окружная фотография“ и находилось на расстоянии нескольких городов от Мэриленда. Они проявляли фотографии. Она работала по ночам, и не имела никого, кто мог бы смотреть за нами, так что она оставляла нас одних. Был у нас сосед сверху, которому принадлежал дом, и когда нам что-то было нужно ,он нам помогал, но в основном мы были одни, я и моя сестра.
Моя мама пользовалась автобусом, что бы попасть на работу и назад. Но иногда автобус не проезжал той же дорогой назад, или часто проезжал мимо остановки не останавливаясь и не объясняя ничего. Она должна была добираться домой автостопом и это в 3 часа ночи! Иногда, когда машина останавливалась, она инстинктивно чувствовала, что что-то не так и не садилась в машину, что означало, что ей приходилось идти домой пешком. И это было намного лучше, чем попасться.
Что я запомнил про её работу, были большие фирменные пикники. Это было здорово. Именно там я выпил своё первое пиво, мне было 8 или 9 лет. У меня даже есть фотография: Там я держу большую кружку пива, а на ремне у меня пряжка группы „Kiss“. Настоящие 70-е.
„Kiss“ была самой популярной рок группой того времени. Джинн Симмонс, Пол Стэнли, Туз Фрели, и Питер Крисс были участниками группы. Они носили краску на лицах, играли Хевиметтел, и были невероятно популярны в то время. Они также имели репутацию ненормальных, особенно Фрели.
Я не помню само пиво, но я помню, что оно мне не понравилось. Я и сейчас не люблю пиво. И лучше буду пить Jack Danielґs , чем пиво.

Submission Machine
10.03.2010, 19:58
Без слёз о мертвецах
Мне было весело в Вашингтоне, и как я уже сказал, для меня Вашингтон не казался более опасным, чем другие города. У нас не было игрушек, видео игр или компьютеров- и мы всё время проводили на улице. Мы выдумывали разные игры и играли до глубокой ночи. Я никогда не боялся делать это. Наша компания состояла из всех ребят нашего района. Я знал, что я отличаюсь от своих друзей – я был белым, тогда как все мои друзья были черными, но я никогда не чувствовал этого. Когда мы играли в Американский футбол или просто гуляли по городу у нас всегда была компания из 10 или 20 ребят. Боже, мы должны были пройти много миль, что бы только попасть в городской бассейн.
Скажу ещё раз я был единственным белым парнем в нашей компании, но это было последние, что меня волновало или к чему придирались мои друзья. Но даже если я и слышал насмешки по этому поводу, я не придавал этому большого значения.
Я не помню, что бы кого то подстреливали или типа того; если и случались какие то конфликты то мы решали их своими кулаками.

Но моя мама помнит город по-другому. Она родилась там и я знаю, что она любила этот город , и наверное до сих пор любит. Но в то время для неё была всего одна цель в жизни- защитить и вырастить своих детей.
Некоторые события убедили её, что для достижения этой цели Вашингтон не самое подходящие место.
Однажды один парень пытался пристрелить другого в соседнем районе. Но вышло так,что вместо него он ранил ни в чём не повинную девушку. Наши соседи схватили его и поволокли к мосту над скоростной дорогой, что бы сбросить его от туда. Моя мама позвонила в полицию и те приехали как раз в вовремя и не дали людям сбросить парня.
Был 1976 год. Моя мама поехала в Сан Франциско, что бы осмотреться по поводу работы и жилья для нас. Я и моя сестра остались с родителями отца. С этими уродами. Моя бабка была очень подлой, злой и браной. Я помню как она била меня по лицу, за малейший пустяк; Это то что я могу про неё вспомнить. Однажды она обозлилась на меня за то что я как-то обозвал мою сестру, и она взяла большую и тяжелую связку ключей и бросила в меня, попав прямо в лицо. О да, она была настоящей сукой.
Хорошо, что мы остались с ней всего на пару месяцев. Сначала моя сестра, а потом и я переехали к маме в Сан Франциско. Новое место было хорошим, особенно если сравнивать с нашим жильём в Вашингтоне. Но мы не прожили там долго, год или полтора, пока к нам не приехал наш отец.
Он и моя мама пытались вновь наладить отношения. Он убедил маму переехать назад в восточную часть страны, и жить с ним в Мэриленде, близко к Вашингтону.
Мы переехали к нему. Но семейная идиллия, не продержалась долго, моя мама говорит, что недели 3 не больше. Моя мама и папа вновь разошлись. И моя мать была не только сломлена морально, но и осталась без работы. В конечном итоге мы переехали назад в Вашингтон.
В год нашего отсутствия дела были хуже некуда. Однажды кто-то нашел в нашем дворе мертвеца, а другого мертвеца нашли рядом с нашим двором. Эти мертвецы убедили мою мать, что с Вашингтона надо переезжать окончательно. Она сильно переживала, что кто то из нас может быть следующим мертвецом в чьём то дворе. К тому же она была настолько занята, что просто физически не могла загородить нас от опасности.
Но больше всего он страшилась того, в кого это место нас привратит...
Убийство произошло в пятницу вечером. Мама вышла из дому и нашла парня с пулей в голове. Она забежала домой и позвонила в полицию и скорую. Прошло 45 минут, но не полиция ни скорая не приехали. Тем временем все знали, что что-то произошло и все ребята в округе подтянулись посмотреть что именно. Я был там, и моя сестра кажется тоже. Мы стояли и смотрели как этот бедный парень умирает. Мне кажется кто то из нас шутил по этому поводу и это сильно разозлило маму и она загнала нас домой.
„День когда вы стоите перед умирающим человеком и не испытываете по этому поводу сострадания или грусти, значит, что на этот город уже начал портить вас.“сказала она „Это означает, что нам надо как можно скорее убраться от сюда.“.
Вскоре после этого мы уехали назад в Сан Франциско