PDA

Просмотр полной версии : Рестлинг в СССР



Боярин Смута
15.01.2012, 16:57
Подлинное начало советского рестлинга.

Молодое поколение про советский рестлинг не знает совсем ничего, а старожилы различных фан-форумов могут вспомнить только одну дату – 31 декабря 1989 года, когда весомая японская федерация NJPW устроила шоу в предновогодней Столице. Эта дата считается самой первой в истории рестлинга нашей страны и до нее никто ничего толком не может вспомнить. Однако, рестлинг в СССР был раньше. Я вовсе не имею ввиду дореволюционный цирк, именно СССР. Всё случилось 12 августа 1987 года. Это тяжело объяснить сразу, следовательно, попытаюсь приоткрыть интересующимся завесу тайны постепенно.

Владимир Аркадьевич Ларин родился в Щегловске (ныне Кемерово) 15 июля 1931 года. На фронт по малолетству не попал, но Родине долг не преминул отдать, с радостью пойдя служить в Советскую Армию и, надо сказать, честно отдал все три года жизни сухопутным войскам. Три года маршировал он по плацу в постоянной боевой готовности, желая отразить нападение недавних союзников. Ать-два-ать-два…. Вернулся домой уже настоящим мужчиной, но невеста, к сожалению, его не дождалась. Мария выскочила замуж за другого героя моей истории – балагура и мота Андрея Носенко, который был на два года старше Володи. Носенко был образованным и начитанным парнем, но его повышенный интерес к прекрасной половине человечества и алкоголю сделал ему дурную репутацию. Хотя Владимир осознавал, что Андрей был куда более интересным мужчиной, чем он сам, но в депрессию не впал, а, наоборот, принял серьезное решение стать счастливым человеком. И первое, что он сделал после армии – поступил в только что открытый Кемеровский горный институт. Тем временем, простая девушка Лена приехала в город из окрестной деревни и сразу же покорило сердце Володи. Молодая энергичная красавица полная надежды и веры в грядущий коммунизм быстро залечила сердечную рану без пяти минут шахтера. Он, неожиданно для себя, оказался романтиком. Это казалось немного нелепо, топорно, по рабочему, но зато искренности их банальным во все времена прогулкам под луной было не занимать. Счастье через край било пенной, наполненной маленькими радостями рекой, лаская маленькими лучиками две сиротские жизни затерянные в убогих послевоенных времянках. Сердца бились, как это не по заезженному звучит, в унисон. Раз-два, раз-два…

Носенко устроился бухгалтером на молокозавод, туда же устроилась дояркой Маша. Маленькой зарплаты едва хватало на нехитрую снедь, из-за чего еще у молодой пары были скандалы. Уже в середине пятидесятых Андрей начал сильно пить. Знавшие его люди говорили, что смерть Сталина так подействовала на Носенко. Он, при своем буйном веселом нраве был в высшей степени конформистом. Вскоре, он радикально поменялся: стал раздражительным, нервным, пить стал еще больше. Видимо, рождение ребенка стало всему виной, а может отмена культа личности Иосифа Виссарионовича. В любом случае, Андрей перестал чувствовать себя тем молодым беспечным парнем, каким был раньше. Жене было с ним трудно, не раз пожалела она, что не вышла замуж за другого парня. Но ничего, держались…
У Ларина всё было, как нельзя лучше. На шахте внедряли новый проходческий комбайн, целыми днями он пропадал в забое. А наверху верно встречали его каждый вечер ослепляющее заходящее солнце с солнцем всей его жизни – милой Леночкой. Такая сильная любовь не могла не дать своих плодов – у пары родилась сразу двойня крепких здоровых мальчуганов. Одного назвали Васей, другого – в честь погибшего на войне отца Володи – Димой.
Как-то Володя встретился с Носенко. Совершенно случайно. Они не виделись около десяти лет, но всё равно сразу узнали друг друга. Владимир гордо, без колебаний протянул своему старому обидчику мозолистую руку. Носенко был пьян, он обрюзг и отупел. Пытаясь слабо улыбаться, бухгалтер выбросил небрежным жестом свою мохнатую ладонь в ответ. Андрей выглядел карикатурно, почти как герой “Фитиля” – мелкий чиновник-выпивоха. Обладая практически двухметровым ростом, он казался карликом рядом с невысоким коренастым горняком, идущим домой с трудового подвига.
- Как жисть? – вальяжно процедил Носенко.
- Работаем, двойню воспитываем. Ничего, ладиться. А как у тебя с Марией?
- Все великооолепно – шутливо протянул Андрей, пьяно улыбаясь. Он врал! Ни одна из составляющей его жизни не подходила под данную характеристику. Мелкий жулик, находящийся в ссоре с женой, не любящий ребенка и пьющий через день – вот кем он стал. Носенко, конечно, было стыдно, но с силой привычки его закостенелая натура уже была неспособна справиться. Володя сразу почувствовал, что перед ним стоит не былой хохмач и изощренный затейник, которому море по колено, а самый обычный неудачник, прикрывающий свою душевную немощность напополам с нечистой совестью слабой бравадой. Стало не по себе…
- Бедная Маша, как же она может жить с этим паразитом? А может за десять лет время не пощадило и её? Она смирилась со всей своей глубоко прозаичной действительностью? Или, что еще хуже, сама стала такой мелкодушной? – проносились страшные мысли в голове Вовы. Он не хотел знать ответ, ведь помочь бедной женщине было не в его силах. Максимум, он мог набить Носенко лицо, но боялся, что тот сорвется на Маше. Молча отвергнув предложение выпить, сухо распрощался. Андрей повержено смотрел вслед горняку, чувствуя невыносимую тоску. Гав-гав! Раз, два. Далекий лай собаки вывел его из ступора. Немного еще постояв посреди пустынной улицы, он вернулся в пивную.

А жизнь, тем временем, не стояла на месте. Начались семидесятые со всеми своими прелестями, не нарушая логику подкрались восьмидесятые. Мария не выдержав беспробудного пьянства мужа ушла от Андрея, забрав сына. Через год он попался на крупной краже и вышел из тюрьмы аж в 1981. Он уже казался немощным стариком в свои пятьдесят с хвостиком. Владимир Аркадьевич напротив - стал начальником участка, потом заместителем главного инженера. Он уже слыл авторитетом, зная шахтное дело на зубок, и среди молодых шахтеров получил уважительное прозвище “Главный”. Именно его, а не директора или главного инженера так звали между собой ребята. В 1980 году молодой да ранний сын его Вася настрогал Владимиру внука – Степу, на подходе был второй сын. Один другого краше вышли дети, раз-два. Семья ширилась и крепла, а мелкие невзгоды, которые так или иначе случаются у всех только её закаляли. Ушел на пенсию Владимир Аркадьевич в возрасте 55 лет.
Андрей выжил, он работал сторожем в разных учереждениях по всему району и сильно пил. Здоровье поломала тюрьма, а также пьянство любовь к которому не прошла. Он был практически бомжом: часто спал на улицах, в скверах. У Марии теперь был другой муж и только сын иногда посильно помогал своему непутевому отцу.

Это случилось 12 августа 1987 года, когда гордый веселый и еще молодой дедушка вышел на прогулку со своим внуком Степой. Проходя мимо центральной площади они увидели лежащего на полу мужчину. Запах идущей с запада свободы в то время опьянял многих, так что вид пьяного на улице никого не удивлял. А вдруг сердечный приступ? Прохожих не было - Владимир Аркадьевич решил проверить. Подойдя, он ощутил сильный запах одеколона и не поверил своим глазам. Это был его старинный оппонент Носенко. Сильно заросший старик лежал на спине закрыв глаза. Внезапно он изловчился и схватил наклонившегося Владимира рукой за шею, ударив ногой под колено, перевалил мужчину через себя на глазах у испуганного Степы. Это был “Small Package”. Откуда-то, непонятно откуда неведомый голос начал отсчет: Раз! Мальчик зарыдал, дедушка с хрипами и матом попытался освободиться, но бомж, казалось, вложил остатки всей своей силы в одно единственное удержание.
- Два – голос из неоткуда продолжал считать и Степа внезапно понял, что на “три” случиться что-то непоправимое. Вдалеке показался наряд милиции. Увидев сцепившихся друг в друга мужчин, они поспешили на помощь, но были слишком далеко.
- Они не успеют – понял мальчик и подбежав к скрученным мужчинам начал колотить Носенко своими маленькими детскими кулачками. И, о чудо, дедушка перекатился наверх, на спине теперь оказался бродяга. Он заверещал, забился в конвульсиях, но дедушка Володя и не думал отпускать напавшего первым злодея.
- Раз! – прозвучал неведомый голос.
- За внука – крикнул Владимир, - Никто не смеет пугать моего внука.
- Два!
- За всех честных советских людей, которых ты обокрал
- Три!
- За Ма-рию! – шепотом по слогам выговорил Владимир и ослабил хватку.
Степа продолжал плакать, но дед с улыбкой немного привстал с земли, дав мальчику понять, что опасность миновала. Милиционеры легко скрутили беснующегося бродягу. Он жаждал крови, сыпал проклятьями, хотел рематч.
- Все будет хорошо – Владимир смотрел прямо в глаза мальчику улыбаясь. Смотрел долго, пока слезы не высушили солнечные лучи, пока мальчик сам не стал смеяться летнему солнцу. Дедушка встал с земли и легонько хлопнул мальчика по плечу. Тот еще не догадывался, что это была передача инициативы в игре под названием жизнь. Они, взявшись за руки, зашагали по дороге.

Slava
15.01.2012, 17:15
:D:D:D Вы сделали мне день!!!

Cold
16.01.2012, 08:03
классно!